Автор Тема: Традиционализм  (Прочитано 296 раз)

Юлиус Эвола

  • Гість
Традиционализм
« : 11 Червня 2017, 20:01:30 »
Христианин - единственный, кто знает, что такое смертельная болезнь. Он черпает из христианства храбрость, которой так недостаёт естественному человеку, - храбрость, получаемую вместе со страхом от крайней степени ужасного.

Сёрен Обю Кьеркегор
"Болезнь к Смерти"

Юлиус Эвола

  • Гість
Re: Традиционализм
« Reply #1 : 15 Липня 2017, 12:42:22 »
14 июля 1099 года крестоносцы во главе с Готфридом Бульонским начали штурм Иерусалима, который пал на следующий день.

Ранним утром, во вторник 7 июня 1099 года крестоносцы добрались до Иерусалима. Всего к Иерусалиму подошла армия из 40 000 человек (по другим данным не превышала 20 000), половину из которых составляли пешие воины, и полторы тысячи рыцарей. Многие воины в религиозном порыве опускались на колени, плакали и молились, увидев издалека в рассветных лучах солнца столь желанные стены Священного Города, ради освобождения которого вышли в поход три года назад и прошли многие тысячи километров.

Иерусалим находился под властью фатимидского халифа, который отнял его у сельджуков. Эмир Иерусалима Ифтикар ад-Даула направил к крестоносцам посольство, предложив им беспрепятственно совершать паломничество к святым местам, небольшими и к тому же невооружёнными группами. Однако, вожди похода ответили на это предложение категорическим отказом, не помышляя оставлять величайшие христианские святыни под властью неверных мусульман.

Роберт Нормандский разбил лагерь с северной стороны около церкви Св. Стефана. Далее расположилась армия Роберта Фландрского. Отряды Готфрида Бульонского и Танкреда Тарентского стояли на западе напротив башни Давида и Яффских ворот, через которые обычно проходили прибывшие из Европы паломники. На юге занял позиции Раймунд Тулузский, укрепившись на горе Сион близ церкви Св. Марии. Армия крестоносцев, согласно хронике Раймунда Ажильского, состояла из 1200—1300 рыцарей и 12 000 пехотинцев (в начале похода их было соответственно около 7000 и 20 000 человек). В дополнение к тому могло быть ещё несколько тысяч воинов из маронитов, немногочисленных местных христиан и остатков христианского ополчения прибывшего сюда ранее и присоединившегося к Крестоносному войску шедшему на освобождение Святого Города. Ввиду этого общая численность христиан вполне могла составлять 30 — 35 тысяч человек, что было намного меньше гарнизона и жителей города. Но христианское войско было воодушевлено близостью заветной цели и пребывало в хорошем моральном состоянии.

Осада Иерусалима во многом повторяла историю осады Антиохии. Перед прибытием врага эмир Фатимидов изгнал из Иерусалима местных христиан и укрепил крепостные стены. Крестоносцы же — как и полгода назад — из-за нехватки продовольствия и воды претерпевали большие мучения, нежели осажденные. Мусульмане отравили и загрязнили все окрестные колодцы, поэтому крестоносцам приходилось привозить воду из источника в 10 километрах от города в бурдюках, наскоро сшитых из бычьих шкур.

Понимая, что время дорого и с каждым днём положение будет только усугубляться, 13 июня крестоносцы пошли на штурм крепостных стен. Поднявшись по приставным лестницам, они вступили в жестокую схватку с гарнизоном, однако ввиду высоты и мощи стен, осаждённым удалось отбить атаку. В это время пришло известие, что основные силы генуэзской эскадры, направленной на помощь крестоносцам, были разбиты египетским флотом. Однако, 17 июня в Яффу прибыло шесть уцелевших кораблей с продовольствием — благодаря чему угроза голода на время отступила — и также различными инструментами для сооружения военных машин. Понимая какую важность составляет доставленный груз, Раймунд Тулузский направил в гавань отряд из сотни рыцарей для охраны судов, но те столкнулись с засадой мусульман, и в завязавшемся бою обе стороны понесли потери. В конце июня тревожные слухи стали подтверждаться и до рыцарского войска дошли вести о том, что из Египта на помощь Иерусалиму выдвинулась фатимидская армия.

Крестное шествие и решающий штурм Иерусалима :
В начале июля одному из монахов явилось видение епископа Адемара Монтейльского, год назад скончавшегося в Антиохии, который предписал воинам «устроить Бога ради крестное шествие вокруг укреплений Иерусалима, усердно молиться, творить милостыню и соблюдать пост» и тогда на девятый день Иерусалим падёт. 6 июля военачальники и епископы провели совет, на котором решили исполнить предписание Адемара, и в пятницу 8 июля босые крестоносцы в сопровождении своих духовных наставников — Петра Пустынника, Раймунда Ажильского и Арнульфа Шокесского — провели крестную процессию вокруг стен Иерусалима и, распевая псалмы, дошли до Масличной горы, чем вызвали недоумение, страх и ярость мусульман, которые во время чтения епископами молитв, выкрикивали оскорбления в адрес христиан и священных таинств. Последнее и вызвало гнев крестоносцев как в процессе штурма так и в ходе захвата города.

Понимая, что пассивная осада может затянуться надолго, крестоносцы углубились в окрестные земли Самарии, чтобы нарубить деревьев для осадных машин, после чего плотники соорудили две осадные башни, метательные машины и другие военные приспособления. Затем состоялся совет, на котором был отдан приказ готовиться к схватке.

«Пусть каждый человек приготовится к бою на 14-е. Пока же пусть все пребывают на страже, молятся и творят милостыню. Повозки вместе с мастерами пусть будут впереди с тем, чтобы мастеровые снесли стволы, колья и жерди, а девицы пускай плетут фашины из прутьев. Повелевается, чтобы каждые два рыцаря изготовили один плетеный щит, либо лестницу. Выкиньте прочь всякие сомнения насчет того, чтобы сразиться за Бога, ибо в ближайшие же дни он завершит ваши ратные труды.»

Все это было тщательно выполнено. Затем постановили, кто из князей, действуя со своими людьми, какую часть города будет атаковать и в каких местах будут пущены в ход осадные орудия, а также какие именно. Штурм Иерусалима начался на рассвете 14 июля. Крестоносцы забрасывали город камнями из метательных машин, а мусульмане осыпали их градом стрел и бросали со стен камни, лили кипяток, сбрасывали утыканные гвоздями «просмоленные деревяшки, обертывая их в горящие тряпки». Обстрел камнями, однако, не причинил городу особого вреда, так как мусульмане защитили стены мешками, набитыми хлопком, которые смягчали удар. Под непрекращающимся обстрелом — как пишет Гийом Тирский, «стрелы и дротики сыпались на людей с обеих сторон, подобно граду» — крестоносцы начали придвигать к стенам Иерусалима осадные башни, однако им помешал опоясывающий город глубокий ров, который начали засыпать ещё 12 июля.

Сражение продолжалось весь день, но город держался. Когда наступила ночь, обе стороны продолжали бодрствовать — мусульмане боялись, что последует новая атака, а христиане опасались, что осажденным удастся каким-то образом поджечь осадные орудия. Утро 15 июля, началось с общей молитвы и песнопений, христиане громко пели священные псалмы и подняв сотни знамён, стальными клиньями устремились к стенам. Европейские арбалетчики метко стреляя, пробивали мусульман стрелами насквозь, чем вызывали страх перед этим оружием. И когда ров был засыпан, крестоносцы смогли наконец беспрепятственно приблизить башни к крепостным стенам, лучники подожгли защищающие их мешки и смели со стен защитников. Толпы воинов и рыцарей в священном рвении и экстазе бросились на стены, разя длинными обоюдоострыми мечами и тяжёлыми топорами, переламывая арабские кривые сабли, разбивая кожаные шлемы и чалмы, сметая всё на своём пути. Такого невероятного давления мусульмане не выдержали, защитники дрогнули, и уже ничто не могло больше удержать христиан от вступления в город.

Это стало переломным моментом в атаке — крестоносцы под непрекращающийся рёв и воинственные крики перекинули на стены деревянные мостки и раздавив защитников — толпами устремились за стены. Первым согласно преданию прорвался рыцарь Летольд, за ним последовали Готфрид Бульонский, Танкред Тарентский и храбрейшие рыцари и воины Европы. Раймунд Тулузский, армия которого штурмовала город с другой стороны, узнал о прорыве и тоже устремился в Иерусалим через южные ворота. Увидев, что город уже пал, эмир гарнизона башни Давида был сломлен происходящим и открыл Яффские ворота.

Резня и разграбление города :
После того, как крестоносцы ворвались в город, началась резня. Нападавшие убивали всех подряд — мусульман, евреев, и превратили Иерусалим в настоящую бойню. Некоторые из горожан попытались укрыться на крыше храма (хроника утверждает, что это произошло в храме Соломона, но, так как он был разрушен в I веке при взятии Иерусалима полководцем Титом, вероятно имеется в виду мечеть Аль-Акса на Храмовой горе, которая, по мнению крестоносцев, располагалась на месте Храма). Сначала Танкред Тарентский и Гастон Беарнский взяли их под свою защиту, передав в качестве охранного символа свои знамена, однако к утру крестоносцы перебили всех уцелевших. Была сожжена синагога вместе с находившимися там людьми. Так, к утру 16 июля практически все население Иерусалима было перебито. По свидетельству западных хронистов было уничтожено около 10 тысяч жителей, арабские источники приводят цифры в разы больше.

О суровой жестокости христиан, сообщается во многих хрониках и документах того времени. И если арабские и византийские источники довольно сухо сообщают о большом числе жертв, то западные изобилуют подробностями:

Раймунд Ажильский, наблюдавший падение Иерусалима своими глазами, сообщает, что на городских улицах можно было увидеть кучи человеческих тел.

Раймунду вторит Гийом Тирский:
« Невозможно было смотреть без ужаса, как валялись всюду тела убитых и разбросанные части тела и как вся земля была залита кровью. И не только обезображенные трупы и отрубленные головы представляли страшное зрелище, но ещё более приводило в содрогание то, что сами победители с головы до пят были в крови и наводили ужас на всякого встречного. В черте храма, говорят, погибло около 10 тысяч врагов, не считая тех, что были убиты повсюду в городе и устилали улицы и площади; число их, говорят, было не меньше. Остальные части войска разошлись по городу и, выволакивая, как скот, из узких и отдаленных переулков несчастных, которые хотели укрыться там от смерти, убивали их секирами.
Другие, разделившись на отряды, врывались в дома и хватали отцов семейств с женами, детьми и всеми домочадцами и закалывали их мечами или сбрасывали с каких-либо возвышенных мест на землю, так что они погибали, разбившись. При этом каждый ворвавшись в дом, обращал его в свою собственность со всем, что находилось в нём, ибо ещё до взятия города было согласовано между крестоносцами, что по завоевании каждый сможет владеть на вечные времена по праву собственности, всем, что ему удастся захватить. Потому они особенно тщательно осматривали город и убивали сопротивляющихся. Они проникали в самые уединенные и тайные убежища, вламывались в дома жителей, и каждый христианский рыцарь, вешал на дверях дома щит или какое-либо другое оружие, в знак для приближающегося — не останавливаться здесь, а проходить мимо, ибо место это уже занято другими. »

В то же время, некоторые христианские и даже арабские хроники утверждают, что отряды Раймонда Тулузского, не только не участвовали в избиении жителей, но напротив отпустили сдавшийся им гарнизон башни Давида. Помимо уничтожения жителей, крестоносцы полностью разграбили город. Они врывались в дома и храмы, присваивая себе все ценности, какие только могли найти. Танкред Тарентский вынес из храма Соломона «несметное количество золота, серебра и драгоценных камней». Правда, по утверждению Гийома Тирского, через некоторое время он вернул награбленное.

По мнению французского исследователя Ж. Ришара, причиной для бойни послужили оскорбления крестоносцев, которые жители города выкрикивали во время Крестного шествия вокруг Иерусалима. Советский историк М. А. Заборов, в дополнение к этому считает причиной религиозный фанатизм крестоносцев, тяжелые потери соратников в пути и боях и сам фактор ожесточения в ходе осады и всего похода.

После победы :
Взятие Иерусалима 15 июля 1099 года отмечено во всех исторических источниках начала XII века, в том числе и в русской «Повести временных лет». После падения города правителем новообразованного Иерусалимского королевства стал Готфрид Бульонский. Готфрид не захотел называться королем в городе, где Христос был коронован терновым венцом, поэтому 22 июля 1099 года принял титул Защитника Гроба Господня (лат. Advocatus Sancti Sepulchri). 1 августа был избран первый латинский патриарх Иерусалима. Им стал Арнульф Шокесский, капеллан Роберта Нормандского. 5 августа, допросив нескольких чудом уцелевших горожан, Арнульф узнал местонахождение священной реликвии — Животворящего Креста, на котором распяли Иисуса, что вызвало новый религиозный подъём.

В начале августа Готфрид возглавил поход против приближающейся египетской армии ал-Афдала и 12 августа разбил мусульман при Аскалоне. После этой победы угроза Иерусалиму была ликвидирована и воины Христовы сочли свой долг выполненным, большинство из них вернулось на родину. Первый крестовый поход увенчался успехом, в результате чего на Востоке образовались несколько государств крестоносцев. Эти государства представляли собой плацдарм «Западного мира» во враждебном окружении и требовали постоянной помощи извне, что делало неизбежным последующие крестовые походы. Опустошение целых территорий Ближнего Востока в ходе крестового похода, а в особенности резня устроенная после захвата Иерусалима, обусловила многовековую конфронтацию католического Запада с мусульманским Востоком.

Юлиус Эвола

  • Гість
Re: Традиционализм
« Reply #2 : 15 Серпня 2017, 19:46:39 »

15 августа 1920 года на берегах Вислы произошло знаковое событие - Чудо на Висле, или Варшавская битва. Поляки остановили большевистскую орду, тем самым не дав распространиться на Польшу и в целом на Запад кровавой коммунистической машине. Тухачевский был разгромлен, позже пес режима жестоко подавил Тамбовское и Кронштадтское восстания. Юзеф Пилсудский, как главнокомандующий Армии Польской, заслуживает искреннего уважения. Стойкость солдат и мудрость командиров стали основой победы и позволили Польше не только сохранить свою независимость, но и значительно расширить свои территории в следствие подписания мирного договора с советским правительством. Польский народ и фронт антибольшевистской борьбы торжествует! Мы не должны забывать, что сделали поляки для свободы европейцев. Аминь!

Юлиус Эвола

  • Гість
Re: Традиционализм
« Reply #3 : 17 Серпня 2017, 20:58:41 »
«Наконец, возлюбленнейшие братья, не видна ли вся польза и необходимость настоящей моровой язвы, которая представляется столь страшною и жестокою? Она бы весьма много принесла пользы христианам и рабам Божиим уже тем, что мы охотно стали желать мученичества, научившись не бояться смерти. Так, это бедствие служит для нас упражнением, а не погибелью. Оно украшает дух славою мужества, научая презирать смерть, уготовляет нам венцы. Является новое и многочисленное воинство, одушевленное мужеством, готовое ратоборствовать без страха смерти, в наступающем сражении; потому что исходит на брань в самую годину смерти. Бояться смерти может только тот, кто не хочет идти ко Христу; а не хотеть идти ко Христу свойственно только тому, кто не верит, что он начнет царствовать со Христом.»

Cвященномученик Киприан Карфагенский, III век.